.

Ретрейн

Ретрейном называется, собственно, тренировка –когда тренируемый выходит работать в поле вместе с инструктором, где и узнаёт способы работы, фишки, узнаёт, как нужно работать с тем или иным товаром. Да, дистрибьюторы, продающие книги, вопреки расхожему мнению, почему-то устоявшемуся среди клиентов, не читают текстов предлагаемых книг – на охват такого объёма просто не хватает времени. Есть, конечно, исключения, я и сам часто был грешен; в основном же всё, что делает дистрибьютор ОСЭ перед тем, как начать работу с книгой в поле – бегло просматривает её содержание и выискивает преимущества. Остальная работа зиждется не на знании товара, а на языке…

  На ретрейн Денис повёз меня далеко – в городскую промзону, на нехоженные тропы, туда, куда нога дистрибьюторская ступает редко, но где есть административные корпуса с большим количеством бухгалтеров, кассиров, секретарей и прочего. На улице шёл дождь, поэтому Денис сообщил мне, что выходить под открытое небо с товаром глупость, желательно всё скинуть прямо тут, и пустыми возвращаться в офис.
  Первые полтора часа я жадно впитывал информацию – подсматривал за Денисом, выглядывая в его действиях и словах нечто такое, что могло быть гарантом успеха в работе. Однако ничего, кроме развязного речевого поведения и свободной жестикуляции замечено не было. Потом Денис отправил меня в свободное плавание, оставив мне два этажа огромного здания из шести.

  - Иди, пробуй, - сказал он мне в напутствие. – Закончишь – позвони.
 И я начал. Как и любой новичок, несведущий в данном ремесле ничего, я заходил в кабинеты, здоровался. Пытался сказать что-то такое, что могло бы заинтересовать слушающих. Не помню, сколько кабинетов я обошёл, прежде чем расстался с первой единицей товара. После обхода двух этажей я едва смог попрощаться с тремя книгами. Впрочем, плохой результат – тоже результат, я был рад и этому.
  Спустившись вниз, на выход, я встретил Дениса. Поделился впечатлениями.
 - Всё, домой?
 - Рано домой, - он посмотрел на часы. Тут ещё работы непочатый край.
 - Где?
 Я действительно не видел, куда ещё можно зайти, чтобы найти там клиентов. Большое шестиэтажное здание казалось пройденным вдоль и поперёк.
 -Никогда не забывай про логику. Мы прошли только один корпус, а постройка, как видишь, Г-образная. Здесь работает много народа, значит здесь должно быть что?
 -Что?
-Столовая здесь должна быть. Большая.
  - О, у нас же кулинария есть!
  Так рассуждает большинство новичков. Медикам тащат книги по медицине, поварам – по кулинарии, воспитателям детских садов и учителям дистрики, желающие побыстрее скинуть товар, прут либо сказки, либо какие-нибудь воспитательные методики. Инструктора поопытнее обычно не парятся этими вопросами – достают из сумок набор книг в той последовательности, в которой привыкли работать.
  Мы пошли в столовую. Там, при активной поддержке Дениса, я смог пристроить ещё несколько единиц. Вышли.

  - Ещё один важный фактор, на который всегда нужно смотреть, - сказал Денис, - это тропинки. Если видишь тропинку, значит, тут часто ходят люди. Куда-то же они ходят! И мы пошли по тропинке, ведущей за большое здание. Оказалось, что в промзоне, присыпанной углём и оттого кажущейся одинаково серой, сложно рассмотреть малозначимые объекты. А уж двери, которые могут оказаться отдельными помещениями, не связанными с тем зданием, в котором ты был до этого, и подавно. С другой стороны здания такие двери были. И хоть попасть в них казалось невозможным (надпись «посторонним вход воспрещён!» всегда выглядит пугающе), после нажатия на звонок нас впустили, и даже что-то купили.
    За самим же зданием стояло ещё одно, существенно меньше, и не такое красивое – обитое гофрированным металлом, перепачканное угольной пылью, и похожее скорее на слесарную мастерскую, чем на офис, но Денис повёл меня и туда. Оказалось, что внутренний интерьер разительно отличается от фасада. И сидят там не слесари с грязными руками, а вполне общительные барышни. Тут мы лишились большой части нашего товара.
  -Вот видишь, как важно обращать внимание на тропинки, - сказал мне Денис, когда мы вышли. И с тех пор я не пренебрегал ни одной тропинкой. Как оказалось впоследствии, совершенно не зря. 
 С другой стороны административного корпуса так же находились несколько зданий, мы посетили и их, а когда я указал Денису на ещё две интересных постройки под крутой горой, он ответил, что товара практически не осталось, не с чем туда идти. Потом я узнал, что это его заветные поляны, где его всегда ждали с распростёртыми объятиями по трём причинам – потому что там кодовые замки, которые не все могут пройти, потому что там злые уборщицы, которые могут орать так, как не может орать директор, и потому, наконец, что этих зданий банально не видно под очень крутым уклоном – на уровне земли торчат только их серые невзрачные крыши, обратить внимание на которые также нелегко.
 Вернулись в офис мы после двух часов, и Денис отправил меня в свободный, так сказать, полёт – на закрепление результата. Хоть и был я окрылён уже случившимся успехом, однако, жизнь и моё тогдашнее косноязычие быстро опустили меня на землю. До вечера я скинул только две единицы.

   На вечернем импекте был разбор полётов, и Лера, после выплаты дневной моей зарплаты, весьма неплохой, надо сказать, известила, что завтра я могу идти в поле один.
 -Как один? Я ж нифига не умею! Мне подучиться надо!
 -Так, один! Учись, не неделю же с тобой возиться. Все нифига не умеют сначала, но потом учатся. Не неделю же тебя за руку водить!

  На этом зиждется ещё один постулат, делающий компанию ОСЭ  разнообразной – каждый дистрибьютор вырабатывает свой собственный спич, построенный на своих собственных ошибках в общении с людьми – первый месяц работы ты набиваешь себе шишки, зато потом становишься ценной индивидуальностью.  И стать ей можно только самостоятельно, но под чутким руководством своих инструкторов, которые могут только указывать на ошибки.

Комментариев нет:

Отправить комментарий